You are not connected. Please login or register

КазаКтар

Go to page : Previous  1, 2

View previous topic View next topic Go down  Message [Page 2 of 2]

26 Re: КазаКтар on Mon 1 Apr 2013 - 19:37

Мы так рекламируем собственный язык



а так рекламируем кумыс



еще есть видео об асыках (игральные кости), казахских женских украшениях, о домбре.

View user profile

27 Re: КазаКтар on Tue 2 Apr 2013 - 19:35

«Несколько дней тому назад я был свидетелем столкновения между двумя враждующими партиями и с удивлением рукоплескал ораторам, которые никогда не слышали о Демосфене и Цицероне, а сегодня передо мной выступают поэты, не умеющие ни читать, ни писать, однако поражающие меня своими талантами... Народ, который одарен Творцом такими способностями, не может оставаться чуждым цивилизации: дух ее проникнет когда-нибудь в казахские пустыни, раздует здесь искорки света, и придет время, когда кочующий сегодня номад займет почетное место среди народов, которые смотрят на него сверху вниз, как высшие касты Индостана на несчастных париев». (А.Янушкевич. «Дневники и письма из путе¬шествия по казахским степям». А., 1966. С. 71).

View user profile

28 Re: КазаКтар on Wed 22 May 2013 - 18:56

VIPER

avatar
Tarqan
Tarqan
Все мы знаем, что не чистые на руку историки, журналисты, политики, передергивая исторические факты, превращают историю в одно из самых действенных идеологических орудий. Виртуальные баталии в социальных сетях показывают, что Великая Отечественная война до сих пор многим не дает покоя. Мы знаем, как, используя исторические «обиды», политические авантюристы толкают на глупые, порой даже на трагические поступки людей, поверивших их байкам. Когда история становится идеологией, какие задачи выполняет история как идеологическое оружие? Об этом и многом другом нам рассказал Радик Темиргалиев, заместитель директора Института истории государства.

- В преддверии и во время празднования Дня Победы в социальных сетях между двумя условными группами наших сограждан разразились нешуточные «войны постов» на тему Великой Отечественной. Одни считают 9 мая праздником, другие же – трауром. В этой перепалке нашлось место даже таким перлам как «Для меня 9 мая – это траур» или «Реально жалею, что Адольф-ата проиграл» и прочее. Как вы думаете, в чем причины таких нравственных перекосов?

– В Казахстане действительно с каждым годом увеличивается число людей, проявляющих неприятие Дня Победы, хотя этот праздник еще совсем недавно казался таким, что объединяет, а не разделяет народ. Вряд ли это можно поставить в «заслугу» казахским националистам, как это обычно делается. Они, конечно, ведут яростную борьбу в тех же социальных сетях против всего, что символизирует и ассоциируется с советской эпохой, но не стоит переоценивать их влияние и возможности. На самом деле у них не так много единомышленников, и особенной популярностью среди населения представители националистического движения не пользуются.

Государство также явно не имеет отношения к возникшей тенденции. По крайней мере, пакет традиционных мероприятий, посвященных празднованию победы над нацистской Германией, реализуется в полной мере. Вопрос о пересмотре оценок итогов Второй мировой в истории властями тоже не ставится. Поэтому, каким бы парадоксальным это ни казалось на первый взгляд, негативное восприятие Дня Победы в Казахстане является следствием процессов, идущих в России, под информационным колпаком которой мы продолжаем находиться.

Во-первых, у казахской интеллигенции вызывает огромное раздражение великодержавная риторика, подспудно звучащая во многих российских материалах о Великой Отечественной войне, и не сильно маскируемые попытки реабилитации Сталина. Абсолютное большинство современных казахов, пусть даже ностальгируя немного по советским временам, все-таки хотят жить в собственном независимом государстве и категорически не приемлют идею обратного воссоединения в единое государство. И уж тем более казахи не собираются прощать Сталину коллективизацию и репрессии.

Еще большую роль играет своеобразная «приватизация» Россией победы после распада СССР. В литературе, средствах массовой информации и кино господствует только образ русского героя Великой Отечественной. Если представителей старшего поколения казахов это обижает, то молодежь, выросшая за последние два десятка лет, фактически просто вынужденно соглашается с транслируемым мнением, что это была русская война и русская победа. Соответственно, участие казахов в ВОВ стало восприниматься как вынужденное, подневольное участие в войне за чужие интересы.

Безусловно, обвинять российских чиновников идеологического сектора, писателей, журналистов или кинематографистов глупо. Они ориентируются на внутреннего потребителя информации, но в результате происходит то, что происходит. И поскольку изменения ситуации в этом плане не предвидится, можно прогнозировать, что год от года равнодушное или негативное отношение ко Дню Победы в Казахстане будет только нарастать.

- В связи с вышесказанным, просветите, какие функции и задачи выполняет история как орудие идеологии?

– История – понятие многогранное. О связке истории и идеологии говорят в основном применительно к истории национальной, особенно в той ее части, которая касается обучения в школах и ВУЗах. В принципе, если почитать исторические учебники в любой стране, то они подобны национальным гимнам. «Мы лучшие!» – вот и вся мысль и мораль. Нравится это кому-то или нет, но историю всегда будут использовать для воспитания патриотизма в народных массах.

Кстати, у нас в Казахстане самые «скромные» историки. То есть, конечно, присутствует группа товарищей, готовых записать в казахи Колумба и Наполеона, но историками их назвать трудно и, к счастью, они ничего не определяют в вопросах идеологии. В то же время настоящих историков не слишком слышно. В результате у нас нередко возводятся памятники или называются улицы в честь исторических персонажей районного масштаба, а поистине великие государственные деятели, полководцы, творцы истории продолжают пребывать в безвестности. Что там далеко ходить, если у нас до сих пор достойным образом не увековечена память таких казахских ханов, как Урус, Касым, Хакназар, Тауекел. А ведь есть еще Тюркский каганат и Золотая Орда, и это, прежде всего, тоже наша история. Мы часто сетуем на то, что историки соседних государств не всегда объективно относятся к нашим предкам, но в то же время сами делаем крайне мало для того, чтобы подрастающее поколение услышало свою историю не с чужих голосов.

Другой важный вопрос – это эмоциональное восприятие истории. История нации подобна жизненному опыту отдельного человека, и отношение должно быть соответствующее. Нельзя постоянно думать только о своих поражениях, либо только о своих победах. У человека от этого обычно возникает комплекс неполноценности или мания величия. К сожалению, в Казахстане, как и во многих других постколониальных странах, в большей степени наблюдается перекос в сторону трагичного восприятия истории. Никто не спорит, что казахскому народу в своей истории довелось пережить немало горя и бед, но все-таки чересчур сгущать краски не стоит. Достаточно вспомнить, сколько этносов вообще исчезло с лица земли даже за последние сто лет. Сколько довольно больших и вполне сравнимых по численности с казахами народов даже мечтать не могут о своей государственности, развитии своего языка и культуры. Поэтому очень важно понимать, что история казахов – это и история довольно впечатляющего успеха.

- Понятно, что каждый историк находится в определенных идеологических рамках, которые оставляют отпечаток на его трудах, но это своего рода неосознаваемая вещь, а как быть с сознательной фальсификацией истории? Какие вопиющие примеры из исторической науки вы можете привести?

– Хотя сейчас довольно популярны различные теории заговора о том, что историками подделаны сотни тысяч документов и артефактов по всему свету, любому здравомыслящему человеку ясно, что все это из области ненаучной фантастики. В реальности историки чрезвычайно редко прибегают к прямым фальсификациям. Это просто очень легко вскрывается коллегами по цеху.

Большинство исторических выдумок, живущих в пространстве публичных дискуссий, это результат злого умысла либо невежественности журналистов, писателей или политиков. Так, к примеру, российские общественные деятели частенько заявляют, что земли Северного Казахстана были подарены республике Никитой Хрущевым, либо каким-то другим руководителем советского государства. Казалось бы, возьми учебники, возьми карты, посмотри, сравни, убедись. Но большинство приняло на веру этот бред и продолжает его распространять.

Историки для достижения необходимых результатов действуют тоньше. Они расставляют соответствующие акценты, замалчивают какие-то факты, если они не вписываются в их концепцию, и подводят читателя к необходимому заключению. То есть, допустим, в советское время при описании деятельности хана Кенесары делали упор на его жестокости в отношении мирного населения, замалчивая тот факт, что он боролся за восстановление казахской государственности, а сейчас все изменилось зеркальным образом.

- Султан Акимбеков считает, что идеология в любом государстве опирается на историческую базу. Получается, что для построения правильной идеологии необходима коррекция истории?

– Грамотная и эффективная государственная идеология должна быть исторически обоснована, то есть базироваться на ценностях, исторически присущих тому или иному народу. Именно это, я думаю, имел в виду Султан Акимбеков. Конструкции, искусственно созданные и не имеющие никакого отношения к реальности или механически перенесенные из других регионов, просто не жизнеспособны.

Историки знают, к примеру, как равнодушно отнеслась в свое время основная масса казахов к Октябрьской революции. В советское время это было вообще большой головной болью исторической науки. Нужно было показать, как восторженно встретили кочевники идею строительства нового справедливого общества, а материала практически не было. Были какие-то одиночки, превращенные в героев новой идеологией, но толку от этого было мало. Люди научились хором петь «Интернационал», с пафосом говорить о своей преданности родной партии и стране, но по факту большинство населения работало против системы. Глупо думать, что СССР развалили диссиденты или «Голос Америки». СССР развалили и растащили свои собственные граждане. И всемогущие советские правоохранительные органы оказались бессильны против армии несунов, спекулянтов, фарцовщиков, приписчиков и т.п., именно потому, что данную антисистему поддерживали широкие народные массы, особенно в национальных республиках.

Есть большая проблема в том, что мы сами себя еще вполне не понимаем. Что вообще есть казахская ментальность и система ценностей? Мы четко представляем себе только отдельные части, и какие-то вещи по мере развития нередко становятся неожиданностью. Наверное, многие помнят плач казахской интеллигенции при переходе к рынку. Казах не умеет торговать, казах простодушен, казах пропадет – предрекали наши писатели и поэты. И что произошло в итоге? Оказалось, что казахам вполне по душе новые правила игры и дух свободного рынка. Причем, однажды в истории это уже происходило. После присоединения к России многим тоже казалось, что казахское общество как «примитивное» в скором времени должно пасть под давлением более развитой экономики и культуры. Но после первоначального нокдауна и состояния «грогги» (одномоментное ухудшение состояния оставшегося на ногах боксера после получения им удара– ред.), этнос переродился и в течение короткого времени адаптировался к новым условиям. И множество российских чиновников и исследователей второй половины XIX века отмечали, что в земледелии, торговле, ремеслах казахи стали успешно конкурировать со своими соседями, имеющими многовековой багаж знаний и опыта в этих областях.

- Складывается впечатление, что у нас история как наука подчинена политике, например, сложился устойчивый тренд – пример исторического героизма крутится вокруг джунгар, а другие примеры – табу. Нужна ли нам такая история?

– Приведенный вами пример – это пережиток советского периода, когда почти все народы, с которыми приходилось вести длительные и кровавые войны казахам, являлись «братскими», в то время как с джунгарами ограничений не существовало. Поэтому джунгарам досталось по первое число. Как известно, даже присоединение Казахстана к России объясняли джунгарской угрозой, хотя хан Абулхаир сначала своими силами выиграл войну с джунгарами и только потом обратился с прошением о подданстве к российской императрице Анне Иоанновне. Причем в его письменных и устных посланиях и словом не говорилось о джунгарской угрозе. И хотя авторитетные историки давно уже досконально разобрали этот вопрос, миф продолжает жить.

На мой взгляд, безусловно, многие аспекты вопросов истории международных взаимоотношений нуждаются в более подробном освещении, и общество должно знать больше об этой теме. Разумеется, можно понять и осторожность официальной исторической науки. Все-таки тема очень скользкая, и ненароком можно вызвать обиды и претензии со стороны соседних государств. Кстати, в таких случаях у историков больше срабатывает внутренняя самоцензура, поскольку такого контроля, как в советское время, за содержанием трудов даже близко нет.

- Когда история – прислужница политики, неизменно будет падать ее качество, и наука рискует скатиться в мифотворчество. Понимают ли это наши историки, ведь такое развитие ничего хорошего в себе не несет?

– Я повторюсь, но историки в сравнении с советскими временами сейчас просто невероятно свободны. Не существует же никаких санкций за отход от генеральной линии и проявление политической несознательности. В ГУЛАГ не сошлют, из партии не исключат, невыездным не сделают. Если тебе не дают хода в государственных учреждениях, есть неправительственные организации, зарубежные гранты. Можно вообще сменить место жительства и попробовать реализовать себя за рубежом. Поэтому проблемы исторической науки заключаются, в большей степени, в самих историках. Просто мало профессионалов своего дела. Все-таки в советское время вместе с идеологическими оковами существовали и довольно высокие стандарты, что позволяло держать уровень. Тем не менее, мне кажется, будущее у исторической науки в Казахстане есть. Молодые ученые, которые сейчас только начинают работать в науке, еще скажут свое слово, и мы увидим новых Бекмахановых, Басиных, Вяткиных, Масановых.

- Или, как говорил Маркс, рождение государства должно теряться в мифах?

– Человечество неразрывно связано с мифами. И Великая Отечественная война, с которой мы начали разговор, это тоже в огромной степени миф. Большинство историков из-за государственной идеологии и общественного мнения просто обходят какие-то неудобные темы этого исторического периода. И основание Казахского ханства это тоже миф. Просто в свое время нужно было как можно дальше отдалить историю братского казахского советского народа от истории проклятой Золотой Орды. И откочевка Джанибека и Керея очень хорошо подходила для этой цели.

Я лично являюсь сторонником точки зрения, что основателем казахского государства был ак-ордынский хан Урус. Не буду утомлять вас своей аргументацией, кому интересно, может найти все в моих книгах и статьях. Скажу лишь, что эту мысль неоднократно высказывали до меня очень авторитетные казахские историки. Но с силой инерции трудно что-то сделать. Причем, в частных разговорах многие историки мне говорят, что они меня поддерживают и что, действительно, гораздо логичнее считать отцом-основателем казахского государства хана Уруса, но в то же время они же говорят мне и о том, что я ничего не добьюсь и официальная версия останется господствующей. Хотя, если посмотреть на ситуацию, например, с национал-патриотических позиций, то получается, что мы продолжаем всеми правдами и неправдами поддерживать и укреплять миф, созданный в колониальный период.

- Печальный опыт покойной Югославии, Азербайджана и других показал, что межнациональные конфликты начинаются с острых дискуссий на историко-идеологические темы. Не стоит ли в связи с такой опасностью продумать своего рода негласные красные флажки в историографии, за которые нельзя выходить?

– Я не думаю, что ответственность за конфликты в указанных регионах несут историки. Даже самые недобросовестные ученые в таких случаях всего лишь выполняют своеобразный социальный заказ. От них ждут вполне конкретных оценок и выводов, и они работают на удовлетворение этого спроса вместе с представителями других творческих профессий. Во времена осложнения советско-китайских отношений тоже имела место война историков, которая, кстати, сыграла положительную роль в плане изучения истории Казахстана. Советскому руководству срочно нужно было показать, что тюрко-монгольские кочевники выступали в истории не только в роли варваров и грабителей, но и в качестве сдерживающего щита от китайской агрессии. Именно тогда в исторической науке появился Лев Гумилев, сводные труды которого по истории хунну и древних тюрков до сих пор считаются одними из лучших работ по данной тематике.

Что же касается «красных флажков», то, конечно, они должны существовать. Как мудро призывал Остап Бендер, надо чтить уголовный кодекс. Призывы к розни или другие преступления, которые могут совершить историки, должны караться соответствующим образом.

Беседовал Аскар МАШАЕВ
21.05.2013
http://www.spik.kz/?lan=ru&id=103&pub=2890

View user profile

29 Re: КазаКтар on Thu 23 May 2013 - 15:47

VIPER wrote:«Для меня 9 мая – это траур»
Для любого нормального человека тоже. Чего не скажешь о разного плана моральных уродов (от банальных совкодрочеров до откровенной антифы), для которых смерть десятков миллионов невинных людей во имя жидовской сволоты и сралина, это праздник.

VIPER wrote: молодежь, выросшая за последние два десятка лет, фактически просто вынужденно соглашается с транслируемым мнением, что это была русская война и русская победа. Соответственно, участие казахов в ВОВ стало восприниматься как вынужденное, подневольное участие в войне за чужие интересы.
Всё так и есть, за исключением выделенного. Это не русская война и не русская победа, это победа:



о чём кстати всегда умышленно замалчивают.


_________________________


Yoruks and Turkmens

Swords shine, Wolves guide,
Our horses were our brothers.
We destroyed together legions of Rome
We invaded Anatolia, we called it home

Our Culture is nature,
Our Religion is Sky!
View user profile

30 Re: КазаКтар on Fri 31 May 2013 - 18:19

Сегодня в Казахстане День памяти жертв политических репресий и голодомора!
В те кровавые 30-е годы 20-го века более 60% казаков погибли.
Мы по ним скорбим и плачем до сих пор.

View user profile

Bek

avatar
Buyruq
Buyruq
Мухтар Тайжан считает себя националистом, но при этом выступает против лозунга: «Казахстан для казахов». Он был одним из вдохновителей движения «Несогласные Казахстана», но сейчас категорически против митингов. Может ли национализм быть движущей силой оппозиции и чем он отличается от бытового шовинизма, нам рассказал Мухтар Тайжан.

Его трудно назвать рядовым казахстанцем. Состоятельный, влиятельный, умный. Мухтар Тайжан до этого года предпочитал отдыхать за границей. В этом году он впервые на своем джипе решил проехать по всем регионам Казахстана.

- Наверное, только побывав в Мангыстауской области, я понял, почему Жанаозен случился именно там, а не Южном или в Северном Казахстане. В Мангыстау у людей есть своя история адайцев. В этой истории есть свои герои, святые, пассионарии, драмы. У них это второй Жанаозен, и в мировосприятии этих людей есть всегда сравнение между этими двумя событиями, а не тем, когда лучше жилось. Поэтому именно там я понял, что нет никакого национального единства народа Казахстана.

- А что же тогда есть?

- Есть разность культур и ментальности. Например, в Мангыстау в аулах трудно встретить человека, который говорил бы на русском. А у вас или на Севере наоборот – информация в основном распространяется на русском. Те, кто говорят только на русском языке, — не понимают, говорящих на казахском, не могут читать эту прессу. И с другой стороны, те, кто говорит только по-казахски, ничего не понимают из того, что написано или сказано по-русски. Они находятся в разных информационных полях, идеологически разных. На юге в городах называют улицы именами батыров, исторического прошлого. А в северных городах у нас до сих пор улицы Ленина, Крупской, Кутузова и так далее. Даже ономастически («ономастика» — раздел лингвистики, изучающий названия, собственные имена) это разные города, словно из разных времен…

- И как же можно это единство восстановить?

- Очень просто – восстановить язык. Любая страна, по крайней мере, говорит на одном языке. Во всех странах обязательное требование ко всем гражданам — знать государственный язык. Например, многие этнические немцы в 90-х уехали из Казахстана в Германию. Вы помните, как они усиленно учили немецкий? Почему? Потому что историческая родина четко дала понять, что без знания языка им там рады не будут.

- Но согласись, что Германия выглядит куда привлекательнее Казахстана.

- Да, но ведь и мы принимали оралманов. И они, приехав в Казахстан, часто сталкивались с тем, что здесь они не могли найти работу без знания русского языка. Они-то думали, что в Казахстане все говорят на казахском. И это вина власти, которая не организовала ни системы мотивации, а где-то и принуждения, — как в школах или институтах. А у нас не создано таких условий. Одни говорят по-казахски, другие — по-русски, и эти два мира не пересекаются. И это очень опасно: эти два мира не знают чаяний друг друга.

И я считаю, что наша власть специально удерживает это положение, чтобы пользоваться политикой по принципу «разделяй и властвуй».

- Ну что ж, мы переходим к самой тонкой и волнующей теме: «Мухтар – оппозиционер». В «Фейсбуке» ты написал, что на митинги приходит все меньше людей, и «ради получасового собрания в 200 человек рисковать свободой (а возможно, и жизнью) лучших активистов общества теперь — объективно вред нашему общему будущему». Но если не митинг, что ты предлагаешь взамен?

- Да. Как бы нам ни хотелось обратного, но на митинги протеста выходят все меньше и меньше людей. А оснований для протеста – хоть отбавляй: это и расстрел в Жанаозене, это и рост цен после вступления в Таможенный союз и Единое экономическое пространство, это и кредитная кабала дольщиков, рост тарифов ЖКХ и т.д. Но народ не выходит на митинги протеста. Причина, на мой взгляд, в глубоко укорененной рабской психологии и страхе. Это стало результатом трагической истории ХХ века и закрепляется в последние годы независимости. Мы постоянно теряли пассионарный генофонд. Умных, образованных, независимых сгнобили. Физически выжили те, кто смог приспособиться, где-то конформизмом, где-то унижением, а где-то и трусостью. Тех, кто не был готов к этому – ликвидировали. Мы отвыкли бороться за свои права, за свое достоинство — личное, а потом и общественное. И все это отразилось на сегодняшнем дне: мы отвыкли защищать себя. Нужно работать над тем, чтобы самосознание народа восстановилось быстрее.

- Каким образом?

- Просвещение, объяснение, пропаганда. Да просто-напросто напоминанием того, что должно быть национальное достоинство. Например, в Жанаозене люди вышли на площадь ведь не потому, что им кушать было нечего. А потому что они посчитали, что задето их достоинство.

- Кстати, о национальном достоинстве. Ты позиционируешь себя казахским националистом. Что, неужели казахам так плохо живется в своей стране, что нужно отстаивать их права и интересы?

- Ну конечно. Да, во власти сидят в основном казахи. Но можно ли считать что они действуют в интересах народа, нации? Лично я так не считаю. Я, например, в ходе этой поездки увидел другое. То, что большая часть сельских жителей, это казахи. И в аулах они выживают, а не живут. Государство не обеспечило им достойного уровня жизни. Для них пять тысяч тенге – это большие деньги, деньги на которые семья будет неделю жить. В городах не лучше. Самую черную работу: дворников, на автомойках, на автозаправках, — у нас выполняет именно коренное население. Почему? Потому что казахский язык — это не язык успеха. Нужно знать русский, английский, китайский, чтобы устроиться на хорошую работу, подняться по социальной лестнице. У нас власть сама не говорит на государственном языке. Ни в стране, ни во время встреч с послами, или когда сами выезжают с госвизитами, или когда проводят совещания, — они почти не говорят на государственном языке. У нас ретранслируются российские телеканалы и радиостанции, из пяти с лишним тысяч газет у нас большинство завозится из России. Мы живем в российском информационном пространстве. А это называется «нарушение информационной безопасности». Вот обсуждение этих вопросов я и называю национализмом.

- Ты на самом деле думаешь, что казахам грозит культурное уничтожение?

- Поймите очень простую вещь. Если казахская нация не зацветет в Казахстане, в том числе экономически, — то она больше нигде не зацветет. У немцев есть Германия, у корейцев — Корея, у греков — Греция. У всех наших диаспор — русских, немцев, поляков, армян, азербайджанцев, — у них у всех есть своя историческая родина, свои национальные государства, где расцветает их культура, язык. И экономически расцветает.

А у казахов, кроме Казахстана, второй Родины нет. И это должно быть идеологически национальное казахское государство. Не «Казахстан для казахов», но Казахстан – это страна казахов. Кстати, это прямой перевод названия страны. Это не должно никого обижать, это – мировая практика, большинство стран мира — национальные государства.

И на этой земле все должны жить, делать бизнес, растить детей в мире, достатке, безопасности все без исключения граждане, но языком межнационального общения должен быть государственный казахский язык. Почему мы не можем построить национальное государство правовым, демократическим? С соблюдением прав всех граждан, независимо от национальности? Можем, просто у правящей элиты желания нет.

- Но согласись, что твои идеи трудно назвать привлекательными. Не думаю, что русскоязычной части населения захочется, чтобы их принуждали к изучению языка.

- Конечно, людей нужно мотивировать, стимулировать. Это вопросы госполитики, которые можно было бы решить, было бы желание. Это курсы на работах, возможно, за счет рабочего времени, надбавку к зарплате тем, кто знает язык…

Но власть заинтересована в том, чтобы сохранять эту ненормальную ситуацию и дальше. Для чего? Чтобы извлекать экономические сверхдоходы. Нужно, чтобы Казахстан и дальше оставался колонией. И ментально — прежде всего. Нужно, чтобы народ оставался с забитой рабской психологией, униженный. И тогда на митинги будет ходить не тысячи и не десятки тысяч, а несколько десятков человек. Потому что остальные будут запуганы и будут продолжать жить с рабской психологией. А если народ расправит плечи ментально, то он и спрашивать начнет, а где его богатства?

- Тебя послушать, так совсем жить не захочется. Очень мрачный прогноз. Получается, что в Казахстане никогда не будет светлых времен?

- Сегодня, да. Большая часть населения находится в состоянии страха. Раньше боялись, что придет участковый, гэбэшник, начнутся проблемы на работе. После Жанаозена стали бояться что власть начнет стрелять. И вот пока этот страх объединяет людей. Но страх не может быть вечным. Вечной может быть только справедливость. Она и победит в конце концов.

Лукпан АХМЕДЬЯРОВ

source

беседа дискуссионного клуба байтерек


_________________________
«Мы казаки - жители степи; у нас нет ни редких, ни дорогих вещей, ни товаров, главное наше богатство состоит в лошадях; мясо и кожа их служат нам лучшею пищею и одеждою, а приятнейший напиток для нас — молоко их и то, что из него приготовляется, в земле нашей нет ни садов, ни зданий; место наших развлечений — пастбища скота и табуны коней, и мы ходим к табунам любоваться зрелищем коней»
Касым-хан
View user profile

32 Re: КазаКтар on Tue 11 Jun 2013 - 17:29

Bek

avatar
Buyruq
Buyruq
Бипыл wrote:Сегодня в Казахстане День памяти жертв политических репресий и голодомора!
В те кровавые 30-е годы 20-го века более 60% казаков погибли.
Мы по ним скорбим и плачем до сих пор.

пикет в Казани


_________________________
«Мы казаки - жители степи; у нас нет ни редких, ни дорогих вещей, ни товаров, главное наше богатство состоит в лошадях; мясо и кожа их служат нам лучшею пищею и одеждою, а приятнейший напиток для нас — молоко их и то, что из него приготовляется, в земле нашей нет ни садов, ни зданий; место наших развлечений — пастбища скота и табуны коней, и мы ходим к табунам любоваться зрелищем коней»
Касым-хан
View user profile

33 Re: КазаКтар on Thu 6 Mar 2014 - 11:52

Kangit

avatar
Buyruq
Buyruq
О промахах и ошибках русских империалистов в ходе колонизации казахов. Пишет В.В Григорьев

Каких размеров были эти промахи, можно судить по немногим следующим указаниям. Мы вообразили, что киргизы тождественны этнографически с нашими поволжскими татарами, и потому сто двадцать лет всю переписку с ними вели на татарском языке, в полной уверенности, что относимся к киргизам на их родном, вполне понятном им наречии, тогда как это было то же, что писать испанцам по-итальянски или итальянцам по-испански, сербам по-польски или полякам по-сербски. Еще худшими последствиями сопровождалось другое наше недоразумение, будто киргизы — магометане, тогда как в прошлом столетии почти все они были шаманистами и остаются значительною частью таковыми и до сих пор. В эпоху номинального присоединения этого народа к России, только немногие из ханов и султанов его имели смутное понятие о догматах ислама и исполняли кое-какие из его обрядов; ни одной мечети не существовало еще в степях киргизских, ни один мулла не отправлял еще там общественного мусульманского богослужения. И если с тех пор киргизы действительно в значительной степени омусульманились, так благодаря тому единственно, что мы принимали их за мусульман, что мы относились к ним как к мусульманам. Неопровержимым свидетельством, что мусульманская пропаганда, в том или другом виде, шла в степи киргизские со стороны России, служит то обстоятельство, что омусульманились в особенности киргизы, обитающие по соседству с нашими линиями, тогда как древний, исконный шаманизм сохраняется и до настоящего времени преимущественно между теми из них, которые кочуют поблизости к хивинским, бухарским и бывшим коканским пределам, т. е. к настоящим мусульманским странам. В чисто же политическом отношении самою важною нашею ошибкою была та, что на ханов киргизских смотрели мы как на европейских государей, а на султанство — как на какую-то феодальную аристократию, вследствие чего полагали, что если ханы и султаны будут на нашей стороне, то покорен будет нами и народ, почему ласкали ханов и султанов, прикамливали, дарили, и только с ними одними носились и якшались. Между тем нигде в мире главы народа и аристократ по происхождению не имели так мало значения, так мало действительной силы, как ханы и султаны у киргизов. Если кто-либо из них и достигал влияния, так что мог увлекать за собою толпы, то достигал этого не в силу своей «белой кости», а в силу личных достоинств; но личными достоинствами точно такое же влияние приобретали между своими и простые киргизы, «черная кость».

View user profile

34 Re: КазаКтар on Sat 8 Mar 2014 - 5:45

Kangit

avatar
Buyruq
Buyruq
Пишет Филипп Назаров:


View user profile

35 Re: КазаКтар on Thu 13 Mar 2014 - 2:45

Kangit

avatar
Buyruq
Buyruq
Про казахов из книги Азиатская Россия:

View user profile

36 Re: КазаКтар on Tue 8 Apr 2014 - 5:34

Kangit

avatar
Buyruq
Buyruq
Насчет того что русские украли историю казахов. Здесь даже такой шовинистический имперский этнограф как Александр Гейнс признает в казахах как бы невзначай тех монголов.




View user profile

Sponsored content


View previous topic View next topic Back to top  Message [Page 2 of 2]

Go to page : Previous  1, 2

Permissions in this forum:
You cannot reply to topics in this forum